Березовский рабочий о Лесозаводе - Лесозавод - производство и продажа опор ЛЭП, столбов деревянных, форт-блоков, шпалы

Березовский рабочий о Лесозаводе

 

ТОРОПЛИВЫЕ СТОЛБЫ

Брус, железнодорожные шпалы, доска обрезная и не обрезная, строительные под­доны семи видов и самые раз­ные заготовки для мебельного производства - всё это есть в товарном ассортименте заво­да. Но главная фишка компа­нии - опоры ЛЭП и связи. Раз­умеется, деревянные. Можно с улыбкой вспомнить строчки М. Исаковского «Вдоль деревни, от избы и до избы, зашагали торопливые столбы; загудели, заиграли провода,- мы такого не видали никогда». Но суть в том, что на Западе, игнорируя железобетонные опоры, ак­тивно применяют как раз де­ревянные. Вместе с нами на экскурсию по заводу собрался В. Фазылов - заказчик из Баш­кортостана.

-   Я связист, приехал в Мо­нетный за «зелёными» опора­ми. Так мы их называем из-за болотного оттенка, - рассказы­вает Вадим Салихович. - Про­дукцию здесь уже брали, те­перь потребовалось ещё 12 ты­сяч восьмиметровых изделий. В телефонии по технологии вообще нельзя использовать железобетон, но вы же пони­маете, что страна десятилети­ями делала ставку на залитую бетоном арматуру, и выбора у нас не было. Деревянные опо­ры однозначно безопаснее для электромонтёра в работе. Да и эстетически приятнее: спецов­ка не пачкается.

Деревянные столбы для Рос­сии, конечно, не открытие: чёр­ные брёвна с повисшими про­водами вдоль дорог - обычная картина. Тогда какой велоси­пед изобрели в ГК «Лесоза­вод»?

В своё время институт химии УО РАН совместно с Уральским лесотехническим университе­том разработал препарат «Ултан» - аналог зарубежных анти­септиков группы «ССА» (Crom- Cuprum-Arsenium). Исследова­тельская работа по примене­нию древесины, пропитанной «Ултаном», ведётся ещё с 1994 года. Так, на станции «Сверд­ловск - Пассажирский» были заложены 17 эксперименталь­ных шпал, «начинённых» им. Шпалы, вынеся на себе 108,5 млн тонн груза, по сей день «находятся в пути»! Секрет чу­додейственности препарата - в его составе, но ведь в его перечне есть пугающие любо­го здравомыслящего человека химические элементы мышьяк, медь, хром.

-     Древесина, пропитанная «Ултаном» и его аналогами, от­носится к четвёртому классу опасности, который определя­ется малоопасными вещества­ми,- убеждает нас зам. гене­рального директора предпри­ятия В. Ципис. - Экологиче­ская безопасность продукции подтверждена протоколом ла­бораторных испытаний ЦГСЭН по Свердловской области и экспертным заключением. «Ултан» с февраля 2002 года внесён в межгосударствен­ный ГОСТ. И ещё. Несмотря на применение антисептика с сильными химикатами, содер­жание загрязняющих веществ на рабочих местах в 50 раз меньше предельно допусти­мых концентраций.

Как оказалось, овчинка сто­ила выделки: долговечность деревянных опор, выпущен­ных «Лесозаводом», в два раза превышает срок службы желе­зобетонных столбов. По ГО­СТу срок эксплуатации - 40-45 лет, а по факту изготовители гарантируют ещё больший пе­риод.

- Всё познаётся в сравне­нии, - размышляет Владимир Маркович. - Антисептик группы «ССА» не нарушает структуру древесины, сохраняет её ме­ханические свойства, не позво­ляет стареть, делает стойкой к атмосферным условиям: ей ни­почём дождь и снег. При таких характеристиках железобетон выглядит довольно хрупким и беззащитным.

Добавим, что низкая влаж­ность после обработки и стой­кость к влажности повышает в пропитанных «Ултаном» по­верхностях диэлектрические свойства. Прочность и долго­вечность позволяют использо­вать такую древесину также при строительстве жилых и хозяй­ственных помещений. Напри­мер, бань, полов в свинарниках. Есть желание - можете доски покрасить в любой колор. Соб­ственный же цвет - светло-зе- лёный: болотистого оттенка мо- нетнинские опоры ЛЭП видны издалека.

Впрочем, в рекламе груп­па компаний не нуждается: её продукцию берут от Карелии до Иркутска. Железнодорожники всё охотнее используют шпалы, пропитанные «Ултаном» и его аналогами, а энергетики уже полностью перешли на опоры, • обработанные данным препа­ратом, понятно: срок службы их большой, цены дешевле, чем на железобетонные аналоги, а расходы по обеспечению меро­приятий по охранетруда - мини­мальные.

ВОЗДУХ ВЫКАЧАЛИ - РАСТВОР ВКАЧАЛИ

Казалось бы, чего проще - взял бревно и пропитал его антисептиком. Но технологи­ческая цепочка оказалась не такой уж примитивной. Так, дерево, пригодное для столба, надо ещё найти. Завод покупа­ет сырьё в Берёзовском лесхо­зе и на севере области, сам ве­дёт санитарные рубки. Сосна и ель (последнюю доставляют с севера) должны быть не абы какими, а по возрасту от 90 до 115 лет, высокими, стройны­ми и... красивыми: опоры ЛЭП требуются от 9,5 до 13 метров длиной, в диаметре от 16 до 22 сантиметров, прямые (кри­визна допускается самая ми­нимальная). Лес на эстакаде тщательно сортируется, если окажется, что внутри дерево «пустое», тело его кривенькое или его подпортил короед, то такой образец отправляют на перерезку. На окорочных станках с получившего «до­бро» дерева полностью снима­ют кору и луб, оставляя лишь ядро и заболонь. Кстати, не­редко бревно дорабатывают вручную, чтобы оно в прямом и переносном смысле было без сучка и задоринки. Прошед­ший механическую обработку ствол маркируют, обозначая не только дату, но и фамилию заводчанина, выполнившего операцию.

Если дерево оказалось не­достаточно сухим, его отправ­ляют в сушильные камеры объёмом 300 «кубов». И лишь после наступает момент ис­тины - пропитка трудно вымы­ваемым антисептиком в спе­циализированных автоклавах. Кстати, именно здесь нахо­дится единственный в регионе автоклав, способный принять в своём чреве столбы длиной 13 метров. Внутрь его, понятно, не заглянешь, но было любопытно узнать, что пропитка древеси­ны проходит способом «ваку­ум-давление-вакуум». Проще говоря, воздух из дерева вы­качивают, после приготовлен­ный раствор антисептика из расчёта восемь килограммов на кубический метр вдавлива­ется. Раствор проникает в слой заболоневой части дерева на глубину не менее 15 миллиме­тров. Весь процесс автомати­зирован. Обработанные опоры, наконец, попадают на склад и ждут своего часа отправки по­требителю.

В БРАЗИЛИЮ, К ДАЛЁКИМ БЕРЕГАМ

 

Если столбы ЛЭП и связи рас­ходятся по всей России и ближ­нему зарубежью, то несколько тысяч строительных поддонов, предназначенные для складиро­вания кирпича, поедут прямым ходом в... Бразилию и Индию. О судьбе же арболитовых блоков гендиректор А. Николаенко пока лишь размышляет: выпущены только пробные партии ново­го для предприятия товара, но в планах - создание на расши­ряющейся сейчас территории мини-завода по выпуску бло­ков. Идея лежала под ногами, в том смысле, что от деревоо­бработки оставалось на земле много стружки и опила. Куда их девать? Решили спрессовывать с цементом и жидким стеклом. Получились блоки, которые уже сейчас ждут-не дождутся стро­ители коттеджных посёлков: ха­рактеристики у новоиспечённо­го материала блестящие! Дело осталось за малым - получить сертификат на производство.

И всё равно опила и обрези так много, что они идут в... топку. Но обогревают таким образом не атмосферу, а производствен­ные помещения: на отходах дей­ствует собственная котельная.

-    Конечную цель технологи­ческой цепочки вижу в простой формуле: всё, что имеем на вхо­де, должно стать продуктом на выходе, - поясняет Александр Иванович.

Бизнес у инженера-строите­ля - семейный, может, поэтому в арсецале компании столько идей: выпуск и арболитовых блоков, и тротуарной плитки. Полученная прибыль идёт не только на развитие производ­ства, но и экологию, причём в широком смысле слова: в штат принят молодой инженер-эко- лог, обустраивается территория завода - посадили 42 пирами­дальных тополя, можно было, конечно, клёны да берёзы, но ведь интересно посмотреть, как приживаются южане в наших краях. Восемь деревьев, увы, не выстояли в морозы, погибли, но на их месте решено высадить новые саженцы.

-  А ещё коллектив тратит свои средства на восстановление ко­лодцев в Монетном, Каменном и Транспортном посёлках: за три года восстановили пять таких объектов, сегодня в работе ещё один сложный колодец, - отме­чает главный эколог БГО Оксана Кинёва. - Завод безотказно от­кликается на подобные прось­бы, чувствуя социальную ответ­ственность бизнеса перед тер­риторией, на которой работает.

«Лесозавод» прочно пустил корни в посёлке: здесь трудят­ся более 50 монетнинцев, ко­торые ценят созданные для них условия труда. Люди получают дотацию на питание, им оплачи­вается проезд до места работы и премия за победу среди бри­гад в трудовом соревновании. Старо как мир, но действует эф­фективно: предприятие в про­шлом году выпустило 34 тысячи опор ЛЭП и связи, а за девять месяцев нынешнего - уже 32 ты­сячи. Спрос на продукцию есть, значит, есть смысл развиваться и двигаться вперёд.

Назад к списку новостей